Фраза дня:

Стиль дракона – агрессивен, стиль змеи – изящен, стиль осла – узнаваем….

………..
следовать по стопам Учителей, как это? Все традиции живут наследием и передачей знания, но ничто так не разрушат традицию, как слепое копирование никогда живых ее форм, слепое подражание некогда живым Учителям. Истинная Традиция – это передача Живого Огня, а не сохранение пепла. Истина Мудрость – это Духовое прозрение ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС, а не память о прошлом, сколь бы великим и величественным оно не было. У японского поэта, художника, монаха и воина Мацуо Басе, есть удивительное высказывание: «Не иди по следам древних, но ищи то, что искали они». Духовное рабство – это то, что прежде всего убивает традицию, это то, что выпаривает ценность из наставлений Гуру.

С уважением, Ваш Сарвасатья дас!

История для ума

Барометр и правильные ответы
Сэр Эрнест Резерфорд, президент Королевской Академии и лауреат Нобелевской премии по физике, рассказывал следующую историю, служащую великолепным примером того, что не всегда просто дать единственно правильный ответ на вопрос.
Коллега обратился ко мне за помощью. Он собирался поставить самую низкую оценку по физике одному студенту, но этот студент требовал высшего балла.
Оба, преподаватель и студент, согласились положиться на суждение третьего лица, незаинтересованного арбитра; выбор пал на меня.
Экзаменационный вопрос гласил: “Объясните, каким образом можно измерить высоту здания с помощью барометра”.
Ответ студента был таким: “Нужно подняться с барометром на крышу здания, спустить барометр вниз на длинной веревке, а затем втянуть его обратно и измерить длину веревки, которая и покажет точную высоту здания”.
Случай был и впрямь сложный, так как ответ был абсолютно полным и верным! С другой стороны, экзамен был по физике, а ответ имел мало общего с применением знаний в этой области.
Я предложил студенту попытаться ответить еще раз. Дав ему пять минут на подготовку, я предупредил его, что ответ должен демонстрировать знание физических законов. По истечении пяти минут он так и не написал ничего в экзаменационном листе. Я спросил его, сдается ли он, но он заявил, что у него есть несколько решений проблемы, и он просто выбирает лучшее. Заинтересовавшись, я попросил молодого человека приступить к ответу.
Новый ответ на вопрос гласил: “Поднимитесь с барометром на крышу и бросьте его вниз, замеряя время падения. Затем, используя формулу L = (a*t^2)/2, вычислите высоту здания”. Тут я спросил моего коллегу, преподавателя, доволен ли он этим ответом. Тот, наконец, сдался, признав ответ удовлетворительным.
Однако студент упоминал, что знает еще несколько ответов, и я попросил его открыть их нам. “Есть несколько способов измерить высоту здания с помощью барометра”, начал студент. “Например, можно выйти на улицу в солнечный день и измерить высоту барометра и его тени, а также измерить длину тени здания. Затем, решив несложную пропорцию, определить высоту самого здания.”
“Неплохо”, сказал я. “Есть и другие способы?”
“Да. Есть много способов, и один из них, уверен, вам понравится.
Вы берете барометр в руки и поднимаетесь по лестнице, прикладывая барометр к стене и делая отметки. Сосчитав количество этих отметок и умножив его на размер барометра, вы получите высоту здания. Вполне очевидный метод.”
“Если вы хотите более сложный способ”, продолжал он, “то привяжите к барометру шнурок и, раскачивая его, как маятник, определите величину гравитации у основания здания и на его крыше. Из разницы между этими величинами, в принципе, можно вычислить высоту здания. В этом же случае, привязав к барометру шнурок, вы можете подняться с вашим маятником на крышу и, раскачивая его, вычислить высоту здания по периоду прецессии.”
“Наконец”, заключил он, “среди множества прочих способов решения данной проблемы лучшим, пожалуй, является такой: возьмите барометр с собой, найдите управляющего и скажите ему: “Господин управляющий, у меня есть замечательный барометр. Он ваш, если вы скажете мне высоту этого здания”.
Тут я спросил студента – неужели он действительно не знал общепринятого решения этой задачи. Он признался, что знал, но сказал при этом, что сыт по горло школой и колледжем, где учителя навязывают ученикам свой способ мышления.
Студент этот был Нильс Бор (1885-1962), датский физик, лауреат Нобелевской премии 1922 г.

История для сердца

Педагогика джунглей (Шалва Амонашвили)
Люди обратились к Мудрецу:
— Нам не нужна педагогика джунглей. Расскажи нам о другой педагогике.
Сказал Мудрец:
— Послушайте тогда притчу.
Объявил Царь царей конкурс на Божественную Педагогику. Пришли к нему мудрейшие мужи из разных стран и эпох. Сказал им Царь царей:
— Достопочтенные мужи, скажите мне о трёх вещах своей педагогики: об основополагающей идее, о главной цели и о главных методах воспитания.
Сказал Марк Фабий Квинтилиан:
— О, Царь царей! Вот моя главная идея воспитания: «Отец, как только родится у тебя сын, возложи на него самые большие надежды». Цель же — развитие души, ибо она у нас небесного происхождения. Методами я провозглашаю: заботу, естественность, игру.
Удивился Царь царей мудрости Квинтилиана:
— Истинно, это Божественная Педагогика!
Предстал перед ним Ян Амос Коменский.
— О, Царь царей! Основополагающую идею моей педагогики я извлекаю из сердца: «Ребёнок, пойми, что ты есть микрокосмос, способный объять макрокосмос». Цель воспитания ребёнка — воспитание в нём разума. Методы же — природосообразность и мудрость.
Восхитился Царь царей:
— Истинно, тоже Божественная Педагогика!
Преклонил свою голову перед Царём царей Иоганн Генрих Песталоцци:
— Послушай, о Царь, главную идею моей педагогики: «Глаз хочет смотреть, ухо — слышать, ноги — ходить, а руки — хватать. Но также и сердце хочет верить и любить. Ум хочет мыслить». Цель же в том, чтобы развить в ребёнке ум, сердце и руки в их единстве. Методами я предлагаю: природосообразность, доверие, сострадание.
Царь царей зааплодировал:
— Поистине, ты тоже даришь нам Божественную Педагогику!
Поклонился Царю царей Константин Дмитриевич Ушинский и произнёс:
— В основе моей педагогики заложена мысль: «Воспитание должно просветить сознание человека, чтоб перед глазами его лежала ясная дорога добра». Целью я ставлю воспитание духовно и нравственно возвышенного человека. Методы мои — народность, общественное воспитание, жизнь и устремлённость.
Царь царей торжественно произнёс:
— Признаю твою Педагогику Божественной!
Перед Царём царей преклонил свою голову Януш Корчак и грустно произнёс:
— Вот вам моя вера: «Нет детей — есть люди, но с иным масштабом понятий, иными источниками опыта, иными стремлениями, иной игрой чувств». Цель моя — воспитание радостного человека. Методы мои идут от сердца моего: романтика воспитания, непосредственность, преданность и самопожертвование.
Царь царей преклонился перед Янушем Корчаком:
— Свою Божественную Педагогику ты защитил своей жизнью!
Перед Царём царей предстал Василий Александрович Сухомлинский. Он приложил руку к сердцу и произнёс:
— Основание моей педагогики есть моя вера: «Имея доступ в сказочный дворец, имя которому — детство, я всегда считал необходимым стать в какой-то мере ребёнком. Только при этом условии дети не будут смотреть на вас как на человека, случайно проникшего за ворота их сказочного мира». Цель, к которой я стремлюсь, — это воспитание гражданина, духовно и нравственно чистого. Методами воспитания я признаю: любовь, воспитание сердцем, творчество и радость.
Царь царей пожал руку Сухомлинскому. Выслушав всех, он провозгласил:
— О, достопочтенные мужи, каждая Педагогика, преподнесённая вами, — Божественная. Дадим их народам нашего царства, пусть люди сами выберут, по какой Божественной Педагогике хотят воспитывать своих детей!
Мудрец умолк. Молчание людей затянулось. Смотрел Мудрец на них и с грустью думал: «О человек, ты не осилишь проблему воспитания до тех пор, пока не осилишь самого себя, ибо она в тебе, а не в ребёнке. Пока ты полагаешь, что сам уже воспитан, ребёнок твой много раз пострадает от твоих воспитательных оплошностей».

История житейская

Если есть учитель труда, то должен же быть где-то учитель отдыха.

Поделиться...

Рубрики